Среда, 12 Октябрь, 2005. 00:00

00000050.jpg

Праздник сердца

«Еврейское слово», 12-18 октября 2005 г, №39 (262), А. Прозоровская

Так уж сложилось, что московский сезон еврейских осенних праздников богат интересными событиями в культурной жизни столицы. Одним из них стал концерт «Экспрессия», которым открыл свой 15-й сезон Московский хоровой театр Бориса Певзнера. Этот необычный творческий коллектив с искрометным успехом выступал на сценах Большого и Рахманиновского залов Московской консерватории, концертного зала им. Чайковского, зала церковных соборов Храма Христа Спасителя, Международного дома Музыки, Украинского и Словацкого культурных центров, Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Зрители тепло аплодировали Театру во многих городах России, в Германии и Швейцарии. В последние годы Театр проводит репетиции и дает концерты в Московской музыкальной (хоровой) школе №72 с поэтическим названием «Весна». На концерт успеваю в последний момент. На бегу отмечаю, что школа «Весна» – из тех, в которых хочется учиться: во всем отражается активная творческая жизнь учащихся. Недаром в ней сформировался замечательный детский хор, победитель многих конкурсов, с успехом гастролирующий по всему миру. Театр обрел здесь не только гостеприимную крышу, но и много благодарных понимающих слушателей. В школе два концертных зала, в одном их них – очень дорогой рояль «Стейнвэй» и орган. Места для зрителей расположены амфитеатром. Спешу занять самое удобное место: сегодня я пришла на концерт не только как давний почитатель любимого коллектива, но и как представитель прессы. Заслуженный деятель искусств России профессор Борис Певзнер назвал свой уникальный ансамбль солистов Театром, а спектакли – концертами в лицах. Именно в этом жанре Борис Самуилович, художественный руководитель и дирижер Театра, создал оригинальные программы. Каждый исполнитель в них – солист и характерный актер, играющий множество ролей. Все обладают прекрасными голосами, высоким профессиональным мастерством и колоритной внешностью. Каждый номер – мини-спектакль. Начинается концерт, праздничный «артистический салат» – так его представляет маэстро. Звучат фрагменты из многих программ, музыкальные произведения разных эпох, жанров, стилей и на разных языках: русском, английском, итальянском, испанском, иврите и идише… Совершенно не обязательно знать эти языки, чтобы понимать, что происходит на сцене, ведь главный язык Театра – невербальный, он понятен всем, и говорит он о вечном: о человеческих отношениях, о любви, о том, что мужчина – всегда мужчина, а женщина – всегда и везде остается женщиной. «Wе are women!» торжествующе поют четыре «благовоспитанные английские леди», и без слов понятно, они поют о своем, о женском – поругивают мужчин, хвастают нарядами, любуются собой, подкалывают друг друга, сплетничают… Исполняя спиричуэлс (негритянские духовные гимны), каждый солист темпераментно выражает нечто свое, используя все возможные средства голоса и жеста. Но постепенно пение и движения сливаются воедино, как будто поющие становятся одним существом, захваченным возносящейся к небесам многоголосием. И удивительно – актеры вроде бы стоят на месте, но действие, происходящее перед нашими глазами, получается очень динамичным. Смеяться на концерте рано или поздно начинает каждый зритель – даже самый грустный, даже самый предвзятый. Потому что юмор, гротеск – это особый почерк и Театра, и каждого исполнителя. В любом самом серьезном и самом возвышенном музыкальном произведении артисты находят что-то живое, земное, человеческое, на что можно взглянуть с лукавой улыбкой – ведь великое и смешное всегда рядом… Центральную часть концерта составляют фрагменты из концерта-рапсодии на еврейские народные темы «Песни сердца». В этих песнях и лиричность, и музыкальность, и боль, и юмор (быть может, несколько более сдержанный, не такой откровенный, как у других народов), и неизбывная грусть – все, что присуще еврейскому народу. Какая же еврейская музыка без скрипки? На первый план выходит серьезный юноша (лауреат международных конкурсов Евгений Юдасин), и скрипка ведет свою мелодию, вступая в диалог с голосами. Фрагмент под названием «Ufarasta», особенно нравится публике. Это слово звучит на все лады – из уст мужчин и из уст женщин, соло и хором, с разными интонациями. Звучит как вопрос, и тут же становится ответом. Во время бурных оваций из зала раздается: «А что это значит – «ufarasta»? Борис Самуилович с улыбкой отвечает: «Мы-то знаем, что это значит… Распространяйтесь! Отдавайте себя, не жалея. Отдавайте свою любовь людям!» Особое место в репертуаре Театра принадлежит романсу. Это жанр основной, чаще всего исполняемый и любимый. Как, впрочем, любимо все, что исполняется – и зритель это чувствует. До слез трогает трагическая история двух роз, белой и красной, представленная двумя солистками – блондинкой и брюнеткой (лауреаты Международных конкурсов Наталья Попова и Лариса Лазарева). «Очи черные» – ну, что тут можно сказать нового? Первый куплет начинает пара солистов (Алла Васильченко и Иван Барыкин), и все как положено – любовная игра, затаенная страсть. Но музыка становится все напряженней, и в этот музыкальный вихрь вовлекаются все новые и новые голоса. Исполнители (один за другим) буквально на лету подхватывают фразы, вкладывая в них собственную, присущую своему образу интонацию. И удивляешься, как, оказывается, по-разному, можно спеть эти всем известные слова, вложив в них свои, только свои чувства! Партию фортепьяно в концерте исполняет лауреат международного конкурса Елена Гречникова. Она – более, чем «человек-оркестр». Конечно, когда нужно, в номерах используются и другие инструменты – скрипка, кларнет, контрабас, а порой и камерный оркестр. Но именно пианистка – музыкальный лидер. От ее интерпретации, от того, как она сыграет – игриво-беззаботно или возвышенно-патетически, лирически-грустно или залихватски-весело – зависит многое. Сама музыка, кажется, становится здесь актрисой, а Елена Гречникова – ее режиссером. Некоторые миниатюры, например русская народная песня «Комар», исполняются a capella, без аккомпанемента. Тут уж артисты дают волю озорству и от души дразнят главного героя (солист Иван Барыкин), который никак не может расправиться со страшным противником… Сам маэстро участвует в концерте и как ведущий, и как дирижер, и как певец, и как актер, и как лирический герой (который стоит в сторонке, но все равно видно, что он – душа действия). Вот он лихо закручивает ус в номере «Гусарский офицер» – лихой вояка, любимец женщин. А вот он – видавший виды кот в музыкальной шутке Россини «Кошки». Этот номер, как обычно, исполняется вне программы, на бис. У Московского хорового театра Б. Певзнера есть официальная эмблема: поющая птица, перья которой превращаются в клавиши фортепьяно и трубы органа, с двумя традиционными масками. Но и артистам, и публике больше полюбился рисунок художника Георгия Тевасяна, ставший эмблемой неофициальной. На нем изображена увенчанная то ли копной волос, то ли лаврами, голова, в которой угадывается главный мозг Театра (правда, сам Борис Самуилович это отрицает). Ее окружает сонм поющих ангелов, напоминающих актеров. Или поющих актеров, напоминающих ангелов… После концерта мы беседуем с Борисом Самуиловичем в уютном холле. В беседе принимает участие Елена Гречникова. – Борис Самуилович, открытие сезона состоялось в канун Рош а-Шона… – И не случайно! Моя душа – всегда с моим народом. – Как возникла идея соединить такие разные жанры, как классический вокал и юмор? – Эти жанры не так уж несоединимы. Есть же комическая опера. Потом – у нас ведь не только юмор, но и драма. В нашем репертуаре – произведения русских и зарубежных композиторов, романсы, песни из кинофильмов, русская народная песня, немецкий и еврейский фольклор, испанская музыка... всего не перечесть. И нередко мы позволяем себе собственные трактовки, в том числе и шутку.... Конечно, сочинения Шуберта, Шумана, Брамса, Танеева мы интерпретируем совершенно по-иному, иначе, чем фольклорные произведения. – Уже много лет с удовольствием посещаю ваши концерты. На сцене среди знакомых лиц появились новые. Как сложился такой своеобразный коллектив? Есть ли у вас какие-то специальные критерии отбора? – Каких-то специальных критериев не существует, но у нас достаточно высокие требования к профессиональному мастерству и артистизму. Многие артисты работают у нас долгие годы. Основной состав сохраняется уже 8 лет. Для театра это много. – Но все же есть какие-то общие черты, которые объединяют всех участников? – Да, непременно! Общая черта для всех – яркая индивидуальность. – Вы – строгий руководитель? – Это лучше у артистов спросить. left: 30px;">Елена: – Трудно сказать. Слово «строгость» вообще как-то к нам неприменимо. – Ну, я имею в виду требовательность в отношении дисциплины, точного исполнения творческого замысла. Или вы поощряете встречные творческие порывы исполнителей? – Вот-вот, поощряю. Именно поэтому наш коллектив называется Ансамбль солистов. В нем каждый из них творчески выражает свою индивидуальность. – А кто работает над образами? Сами ли артисты или это ваша режиссура? – Работают и артисты, но многое приходится делать мне. В этом и состоит наше сотворчество. – У меня сложилось впечатление, что артисты часто импровизируют на сцене. – Импровизации у нас бывает довольно много, но на отрепетированной основе. – А репертуар? Откуда, например, берутся такие шалости великих, как «Кошки» Россини? – Это хрестоматийная вещь, ее все поют. У нас много общеизвестных произведений, но мы стараемся сыграть их по-своему. Иногда артисты сами приносят какие-то вещи, которые им хотелось бы спеть, и если они ложатся в общую канву, то мы их разучиваем и включаем в программу. – Значит, и в этом коллективное творчество? – Конечно. – Борис Самуилович, ваш Театр, в первую очередь, - это драма или музыка? – В первую очередь? Музыка! Елена: – И во вторую – музыка, да и в третью тоже… – Расскажите, пожалуйста, немного о творческих планах. – Скоро собираемся записать диск, посвященный творчеству композиторов, пострадавших от сталинских репрессий. Мы выступали на фестивале «Возвращение», где исполняли музыку репрессированных композиторов, в том числе и обработки еврейских песен. Они войдут в эту запись. В нее войдет также произведение А. Веприка «Сталинстан», которое мы сейчас репетируем. Кроме этого, мы готовим новую программу, посвященную юбилею Д. Д. Шостаковича. В нее включен его музыкально-сатирический опус «Антиформалистический раек». Кроме того, в ней полностью прозвучат «Песни сердца» Э. Фертельмейстера и, возможно, некоторые произведения с диска. – Традиционный вопрос – что бы вы хотели пожелать читателям «Еврейского слова» в новом году? – Я хотел бы пожелать, чтобы весь год на душе у них было также празднично, как было сегодня у нас на концерте, чтобы их всегда согревала музыка! И еще я хочу пожелать им побольше встреч с нами, а нам – с ними! – Замечательное пожелание! А я хочу в эти праздничные дни подарить нашим читателям Московский хоровой театр Бориса Певзнера, как когда-то мне подарили его мои друзья, пригласив на концерт. Лучше сто раз увидеть и сто раз услышать, чем один раз прочитать! А. Прозоровская