Вторник, 1 Июнь, 2010. 00:00

00000141.jpg

«Русский декамерон» имел грандиозный успех

«Музыкант-классик», май-июнь 2010, №5-6, Елена Долинская

Московский хоровой театр Бориса Певзнера  показал мировую премьеру Михаила Броннера «Русский Декамерон. (Вечер в Усадьбе)». В Доме музыки прозвучало сочинение, которое не могло не вызвать интерес ни своей самобытной музыкой, ни ее вокальносценическим воплощением. Театр, руководимый Борисом Певзнером, в представлении не нуждается: он существует с 1991 года и давно приобрел «лица не общее выражение». Начнем с того, что этот творческий коллектив не имеет аналогов в вокально-ансамблевой практике: музыканты создали и успешно развивают новый жанр — «концерт в лицах». Заметим, кстати, что именно в хоровой музыке ныне и возникают особые, неведомые ранее жанры, типа «оперы для концертного зала» Р. Щедрина и еще многое другое. Театр Б. Певзнера имеет ряд интересных особенностей. По сути это очень мобильный ансамбль солистов, состоящий из поющих актеров, способных зримо воссоздать образы-персонажи. Кроме того, одним из главных участников разыгрываемого действа становится рояль (прекрасная игра пианистки Елены Гречниковой), вокруг которого и разворачиваются «события». О том, что же было представлено на мировой премьере, сказано следующее. Начало прошлого века. Усадьба. В гостиной хозяйки Елены собираются молодые люди: семь мужчин и семь женщин. За окном дождь, серые крыши домов. На дворе трудное время — «чума» общественных потрясений. Собравшиеся желают музицировать, петь романсы, но решают, что это было бы недостаточно интересным. У них появляется мысль устроить игру, а вспомнив о «Декамероне» Джованни Боккаччо, они придумывают и ее правила: по очереди рассказывать истории о любви, похожие на те, что изложены в великих книгах. Но такая история не должна быть выдуманной: необходимо, чтобы рассказчик был ее свидетелем или услышал ее от друзей. Кроме того, рассказанная история должна была приключиться именно в России... Участникам игры следует отгадать, сюжет какой книги напоминает рассказ, а отгадавший получает право исполнить романс... Такое либретто написал автор текста концерта в лицах «Русский Декамерон. (Вечер в усадьбе)» Михаил Горевич, поэт и драматург, автор серии романов. Среди современных композиторов Михаил Броннер давно заявил о себе как о персоне неповторимо индивидуальной. Среди созданных им 90 произведений трудно найти жанр невостребованный: его опера и балеты входят в репертуар московских театров, в кинематографе он сделал, например, музыку к многосерийному фильму «Неудача Пуаро». Сочинения для хоров, включая и детские, всегда были магистральной линией творчества композитора. Из недавних работ особый успех выпал на долю «Страстей по Иуде» и Еврейского реквиема. «Русский Декамерон» множит число побед композитора. Задача, стоящая в последнем перед Михаилом Броннером, была не из самых легких. Вместе с коллективом Б.Певзнера, мастерски переносящим слушателя то в европейский салон, то в забытое миром еврейское местечко или в неповторимую атмосферу российской провинции, они создали спектакль, обладающий своей собственной поэтикой. Здесь важно было соблюсти единство времени и действия, которое разворачивалось с вечера до утра в усадьбе гостиной Элен, где собрались ее друзья. Главная удача композитора в том, что он гармонично объединил в сочинении разные стилевые потоки, которые естественно дополняли друг друга и вкупе были призваны создать единую звуковую ауру. Для этого композитор позаимствовал русские народные песни («Двенадцать разбойников», «Хуторок», «Матушка, что во поле пыльно?») и серию романсов, принадлежащих перу мастеров «второго и третьего плана». Вместе с тем они давно полюбились слушателям и исполнителям своей задушевностью и лирической чистотой (речь идет о «Звездах на небе» В. Борисова — Е. Дитрерикс, «Только раз» П. Германа — Б. Фомина, «О, если б мог выразить в звуках» Л. Малашкина — Г. Лишина). Включались в звуковой ряд спектакля и шедевры, такие как «Белеет парус одинокий» А. Варламова — М. Лермонтова, или «Утро туманное» В. Абаза — И. Тургенева. Словом, романтика романса здесь получила свое преломление. При этом программка сообщала, что все использованные в произведении романсы и народные песни предстают в свободной транскрипции Михаила Броннера. Сочиненная же обильно авторская музыка как бы «подзаряжалась» интонационным фондом звуковых привлечений, но абсолютно сохраняла индивидуальный авторский стиль. Девять эпизодов спектакля (с одним антрактом, как ныне неукоснительно положено) складывались в четкую образносмысловую драматургию: вступлению резонировал финал (NoNo 1 и 9), а затем шли зарисовки, где каждая воспринималась как самостоятельная новелла и вместе с тем они легко и органично перетекали друг в друга. При этом герои классической мировой литературы получали «прописку» в разных городах России: Тристан и Изольда имели ПМЖ в Рязани, Пенелопа обитала во Владимире, Данте оказывался уроженцем Самары, Дон Кихот становился жителем Тамбова, а Ромео и Джульетта обосновались в городе N. Тембровый выбор исполнителей (по 4 сопрано и меццо, 3 тенора, 1 баритон и два баса) предусматривал не только сольные эпизоды, но возникновение различных ансамблей, что и стимулировало игровой момент (режиссер М. Матаев, художники по костюмам М. И С. Бартеневы, промоутер JL Янгуразова). В заключение с благодарностью назовем имена всех прекрасных солистов-ансамблистов, лауреатов Международных и Всероссийских конкурсов. Это Н. Попова, А. Мельник, О. Беленькая, О. Калугина, Л. Лазарева, А. Васильченко, С. Николаева, Н. Свирина, А. Кузнев, А. Герасименко, П. Глядешин, Д. Рябчиков, С. Попов, М. Миллер. Их усилиями премьера действительно состоялась на мировом уровне.